Вилка истории

Две девушки-красавицы, сестра и моя бывшая жена, только что вернулись из Пекина. Там они были дикими туристками, без всяких туроператоров — их победил гугль. И в результате увидели такое, чего я за несколько официозных поездок в Пекин так и не увидел. Меня раз за разом возили на Великую китайскую стену, которая почему-то обрывается через три километра в обе стороны от точки въезда туристов. Зато всего в часе езды от Пекина. Но ещё ближе к нему находится то, что политкорректные китайские товарищи западным партнёрам не показывают.

Наши дикие туристки нашли европейские по виду руины. Они тянулись на сотни гектаров — античные колонны, капители, арки, барельефы. Разрушены настолько, что Парфенон с Колизеем по сравнению с ними ещё легко отделались.

Оказывается, мысль о том, что надо бы перенять высокую европейскую культуру, чтобы не стать европейской колонией, пришла в голову двум императорам триста лет назад практически одновременно — российскому и китайскому. Сами знаете кто основал Петербург в 1703, а император Канси заложил свой летний город в 1707. Этот город, как и Питер, застраивался несколькими поколениями императоров подряд. По площади он превышал в несколько раз и Запретный город Пекина, и исторический центр Санкт-Петербурга. Как и по великолепию зданий.

Китайские императоры жили там почти весь год, в столицу заезжали  только для торжественных церемоний с поздней осени до конца китайского Нового Года. Строители старались перенять всё самое лучшее от европейской архитектуры, срастив с собственными традициями. Именно с этого времени начались активные контакты Китая с Западом. А продолжились они тем, что британско-французская коалиция интервентов, высадившаяся под Пекином, сожгла и разграбила этот дворцовый комплекс в 1860-м.

Один участник храброй экспедиции, британский капитан, оставил на память об этом такие строки: «Вы с трудом можете представить красоту и величие мест, которые мы сожгли. Это ранит сердце любого, кто участвовал в этом; на самом деле это место было настолько большим и у нас было так мало времени, что мы не смогли разрушить все полностью. Было сожжено множество золотых орнаментов, которые считались бронзой. Это было жалкой деморализующей работой для любой армии»

Судя по снимкам сестры, без изрядного количества взрывчатки там не обошлось. После Мао этот дворцовый комплекс стали понемногу восстанавливать. Реставрационные работы остановил лично Дэн Сяопин. Он предложил оставить руины как есть. В назидание потомкам.

А я вот думаю — все европейские живописные руины оставлены европейскими же вандалами. Гунны дошли до севера Италии, монголы — до Венгрии, а турки так и не взяли Вену. Остальное — дело рук самих арийцев. Особенно когда белых братьев выпускали наружу. Что же касается остатков пекинского летнего города, у нас получилась целая фотогалерея в стиле «Мамай прошёл» 🙂

У Петербурга могла быть та же  судьба, что и у летнего города китайских императоров. Наполеон долго колебался, идти ему на Москву или на Питер. Русская армия прикрывала эти два города примерно поровну. Санкт-Петербург был гораздо ближе, и это была столица. А вот русские вряд ли бы стали умирать за него так, как умирали на Бородинском поле. Окопался бы Бонапарт в Питере, провиант подвозил бы морем — поди вышиби. Думаю, вышибли бы рано или поздно. Но возвращали бы столицу несколько лет и такой же кровью, какой Питер строился. А вот руины исторического центра после этого оставили бы нетронутыми.  Новый город стал бы расположен подальше от наводнений…

рассказать друзьям и получить подарок

10 Responses to Вилка истории

  1. Одна из участниц экспедиции уточнила, что гостиницы они всё-таки заказали заранее, по Интернету. Это было выгодно — 200 юаней в день, а на месте аж 370.

  2. Есть байка, что Наполеон рассуждал так:
    «Пойду на Питер — ударю России по голове, пойду на Киев — ударю по ногам, пойду на Москву — попаду прямо в сердце».
    И мое маленькое дополнение от жителя Крайнего Севера: «Пойду на Архангельск — попаду в мочевой пузырь».
    Удачи всем!

  3. В истории иногда какая-то мелочь, типа «Стакана воды», может все изменить.

  4. Всегда с удовольствием читал истории Ваши на анедотдотру… но это уж совсем… псевдоисторическая хрень какая-то… так и нацистом стать недолгА…

    • Искренне изумился этому посту 🙂 Рассказик мой — скорее сатира на образ высококультурного белого человека, который легко рушит и своё, и чужое. А Наполеон мог пойти на Питер, он сам говорил, что колебался. Кстати, Кремль он тоже взорвал, просто с боеприпасами к тому времени у него стало очень плохо. При взятии Питера с боеприпасами у него было бы гораздо лучше, в судьбе питерских дворцовых комплексов при таком повороте событий я не сомневаюсь.

  5. Выставил звезды по голосовалке на ан.ру, вышла там 8 августа

  6. Ну да, Наполеон был неграмотным и не знал, где столица России 🙂 На самом деле чувака на Спб просто не пустили, там костьми легла вся дворянская кавалерия. Болота, труднопроходимые дороги, которые легко было оборонять и трудно с пушками пройти. Хотеть то Наполен взять Питер хотел, но кто ж ему даст 🙂 В результате пошел туда, куда его заманили, ну и дальше итог известен.

    • Ну, может быть 🙂 Мне в этой истории важна была догадка, что если бы Наполеон дорвался до СПб, руины остались бы точно такие же, как и от затеянного китайскими императорами европейского города. Кстати, вчера я был в Коломенском парке Москвы и нашел табличку о стоявшем там дворце Екатерины II. Разрушен начисто Наполеоном 🙂

  7. Любопытный коммент к этой истории я нашел на ан.ру от miki:

    Я с большим интересом читаю на этом сайте посты своего земляка Некто Леши, и как правило — восхищаюсь его взглядом на те моменты, на которые я сам — китаист и историк по образованию — даже не обращал еще внимания.
    Но вот с историей про Юаньминъюань — дворцовый комплекс под Пекином, разрушенный в 1860 году во время Второй Опиумной войны — я таки не согласен. Нет, я не отрицаю, что была война, был дворцовый комплекс, и был акт вандализма.
    Но я прошу вас помнить, что сам факт разрушения исторического здания (и кстати, тогда здания были совсем новые, и это не были копии, это были стилизации) в сознании европейца и в сознании китайца имеют совершенно разный смысл.
    Для китайца (и, пожалуй для любого человека с Востока вплоть до Средней Азии включительно) значимость имеет не павильон в саду, а сам сад. Сад — вечен, а павильон — он же деревянный, он может сгореть или состариться от времени и рухнуть, если он каменный — да, его могут разрушить варвары, а могут снести и садовники. А для того, чтобы погиб сад (парк), нужен поистине вселенский катаклизм.
    Ведь и то, что мы называем «парковой культурой», они (китайцы) таковой не называют. Да, аналог слова «культура» у них есть, но относится он только к людям. Это их нужно «окультуривать» или «культивировать» (это конфуцианство и легизм).
    А в отношении парка применяется термин «фэншуй» — ветер и воды. Гусары, молчать! Ей-богу, фэншуй — это тысячелетиями выверенное искусство ландшафтного и, как частный случай, интерьер дизайна, и к мистике и духам никакого отношения не имеет. И конечно, нельзя забывать, что там, где после Нового Года наступают Крещенские морозы, бессмысленно применять правила, разработанные в тех местах, где Новый Год — это Праздник Весны. Будь то ландшафтный дизайн или интерьерный.
    Я был в этом Юаньминъюане — там очень красиво, именно из-за развалин. А потом посетил Ихэюань — парк с летним дворцом императрицы Цыси. Там вообще зданий мало — только природа, дворцовые строения видны неотовсюду. И это было гораздо круче.
    С прискорбием могу сравнить — когда я побывал в Петергофе, его парки произвели гнетущее впечатление. Замечательно задуманные фонтаны в окружении надругательства над природой. Зато дворец — да, там Пекинский императорский и рядом не валялся. Ну, я полагаю, вы все поняли, что я хотел сказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *