О разговорах с цветами

 

Наша соседка по даче, Маргарита Альбертовна, является крупной деятельницей искусств. Сейчас она на пенсии, подрабатывает преподавателем по вокалу. А ещё она умеет разговаривать с цветами.

Или так: она не умеет с ними не разговаривать. Когда мы с отцом были впервые званы к ней на чашку чая, я почувствовал себя в малайских джунглях среди огромных соцветий в рост человека, к каждому из которых Маргарита Альбертовна обращалась лично.

Обходя огненные пионы, величиной с папаху батьки Махно каждый, она ласково пропела: «Что же вы так вымахали, дурни! Вон головы уже свесили!»

От её вокала качнулись и тяжко загудели золотые стада шмелей, пчёл и вконец разожравшихся музыкантиков. Всю эту живность я видел на нашей даче летящей только в двух направлениях: строго по прямой к Маргарите Альбертовне и обратно. Бабочек сдувало ветром, но они тоже летели к ней, не соблазняясь нашей сиренью у входа.

Я всегда подозревал, что Маргарита Альбертовна немножко ку-ку, но факты свидетельствуют об обратном.  Окрестные дачи, усаженные картошкой и редиской, кажутся голыми и лысыми по сравнению с этим буйным цветочным оазисом.

Соседка оказалась не чужда и практической сметки. Мимо нас, развалившихся в беседке с блюдцами, без конца брели какие-то худосочные парни с бородёнками и вёдрами. Они так часто пропадали в зарослях роз и возвращались, что мне не удалось их пересчитать. Я думал, что это несчастные родственники Маргариты Альбертовны, и подивился силе их родственных чувств. Всё оказалось проще — это были студенты-музыковеды, работавшие на зачётку.

С нами Маргарита Альбертовна разговаривала так же, как с цветами — её чудесный голос доходил до самого сердца и выносил мозг за его полной ненадобностью.

К тому времени я уже знал о всяких экспериментах с музыкальным сопровождением цветов. От Чайковского пшеница лучше колосится и  куры чаще несутся, а от тяжёлого рока дохнут даже помидоры. Знакомая подарила однажды дорогущий кактус сыну, чтобы научился ухаживать хоть за кем-то. А у сына на компе была бродилка со стрелялкой. От вопля упырей кактус через день сдулся.

Я задумывался и над тем, что вся эта цветочная красота не для людей создана. Пчёлы не хуже нас понимают, что красиво, а что нет. Типа, общий язык, объединяющий нас с насекомыми. Но вот сами цветы согласно данным науки мне представлялись совершенно безмозглыми. Пока я не попал в гости к бизнес-леди И., прекрасной, скептичной и колючей, как ёжик с бритвой.

Уж от кого-кого, а от неё никакой эзотерической хрени я не ожидал. Думал, что её кухня и гостиная сверкают, как операционная. Они и сверкали. Но отовсюду торчали цветочные горшки, местами целыми кучками, как зайцы вокруг деда Мазая. Я вспомнил Маргариту Альбертовну и рассказал хозяйке о том, как надо беседовать с цветами.

К моему удивлению, И. согласилась, что разговаривать с растениями надо. Но по-разному. С капризными цветочными нежно, особенно когда расцветают. В основном ими надо тупо восхищаться и успокаивать. Особенно бережно, как с психами, обращаться с нервными азалиями и мимозами. Они  склонны к истерике. А вот папоротники вообще цвести не умеют. И появились они в жестокие времена, когда землю топтали  свирепые ящеры и трёхметровые сороконожки. «С ними у меня разговор короткий. Один вон облез, пожух весь. Видно, что помирает на глазах. Я расстроилась, как рявкну ему — а ну-ка выздоравливай, сцука, а то вместе с горшком отсюда выкину на хрен! И ничего, выздоровел как миленький!» 🙂

Фотография главного героя (того самого папоротника) прилагается. Как видите, живёхонек 🙂

 

рассказать друзьям и получить подарок

4 Responses to О разговорах с цветами

  1. Слова это энергия, вот они её и принимают.

  2. Ой, ну просто как у Прачетта (http://lib.ru/INOFANT/PRATCHETT/omens.txt).
    Там демон-разгильдяй, который жил-наслаждался в Лондоне разговаривал с цветами —
    «На самом деле, единственные вещи, которым Кроули какое-то личное
    внимание уделял, были домашние растения. Они были огромные, зеленые и
    славные, с блестящими, здоровыми, глянцевитыми листьями.
    Это было потому, что раз в неделю Кроули обходил квартиру с зеленой
    поливалкой для цветов, поливая листья и разговаривая с растениями.
    Он услышал о разговоре с растениями в ранние семидесятые, по Радио
    Четыре, и подумал, что это замечательная идея. Хотя, возможно,
    «разговаривать» — неподходящее слово для того, что Кроули делал.
    Он им страх перед Богом внушал.
    Перед Кроули, точнее.
    Плюс к тому раз в пару месяцев Кроули выбирал растение, что слишком
    медленно росло, или листья его от жары свернулись, или превратилось оно из
    зеленого в коричневое, или просто так хорошо, как другие, не выглядело, и он
    его по квартире проносил, показывая остальным. «Попрощайтесь с другом, —
    говорил он им. — Не выдержал, как видите…».
    Потом он покидал квартиру с оскорбившим его растением, и часом позже
    возвращался с большим пустым горшком, который он где-нибудь на видном месте
    на полу оставлял.
    Растения были самыми роскошными, зелеными и красивыми в Лондоне. А
    также самыми напуганными.»

    • 🙂 Мне еще про краснодарскую вишню сейчас рассказали — если болеет в саду, один суровый дед подходит и грозит, что осенью пустит на дрова 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *