Президент Гнассингбе Эйадема и его белые друзья

Аркаша, ныне спокойный благоуспевающий москвич творческой профессии, в 90-е годы из молодого дарования вдруг превратился в отчаянного авантюриста. Причина была проста — у него
появилась красавица невеста, а денег на свадьбу не было.

Из всех полезных знаний и умений, существующих на нашей планете, в активе у него значился только французский язык с университета. Поразмыслив, он понял, что у него есть ещё одно сокровище, которое мало ценится в России, но пригодится в другом месте — белый цвет кожи.

На последние деньги Аркаша обложился справочниками, купил великолепный костюм и объехал несколько российских заводов, тоже сидевших без денег, но хотя бы забитых никому уже не нужной продукцией. На первый же полученный аванс купил билет в один конец до крошечной страны Того, западный берег Африки. Судя по справочникам, этой стране не угрожал очередной переворот, и риск попасть кому-нибудь на обед был минимальным — многие годы страну вёл  твёрдой рукой по верному пути великий вождь Гнассингбе Эйадема.

К началу 90-х этот вождь отчаялся смотреть, как его тоголезский народ после изгнания  французских колонизаторов неумолимо забирается обратно на пальму. Добившись стабильности, он слегка приспустил железный занавес, разрешил деятельность политических партий и начал понемногу заманивать белого брата обратно. Получалось так себе. А тут Аркаша в своём шикарном белом костюме, с серьёзными предложениями от российских заводов. Африканский Пётр I мог оценить хороший французский и обаяние Аркаши, сделать ставку на дешёвые российские товары и широким диктаторским жестом подарить, например, белоснежную виллу на берегу океана, оставшуюся от французских колонизаторов.

Так рисовалась Аркаше картина этой далёкой страны и своё будущее по справочникам, публикациям и собственным стереотипам. Потому и выбрал именно Того. И только попав туда, понял, что думал об этой стране примерно так же, как иностранцы думают о России с медведями на улицах.

В провинцию может лучше было и не соваться, но он туда и не совался. А в столице текла обычная городская жизнь — машины и магазины с кондиционерами, Данон на прилавках. И президент не горел желанием общаться с Аркашей, как с единственным белым в этой маленькой стране. Белых было немного, но французы после революции никуда не делись. Насчёт твёрдой руки вождя и железного занавеса СМИ тоже погорячились — с президентом мало кто считался, страной правили кланы. Единственный стереотип оказался верным — жители страны совершенно не хотели работать. А что, у нас многие хотят?

Ещё Аркаша слышал, что в Африке просто разлетаются российские шапки-ушанки, хорошо защищающие от жары. Может, и разлетаются, но в магазинах Того они Аркаше не попадались, и затевать их поставки он не рискнул.

Заодно ему стало понятно, почему Африка такими хитрыми извилистыми тропами шла в соцлагерь, при всей огромной нашей помощи. Западные телевизоры, печки, стиральные машины может и кусались по ценам, но везти им на смену изделия российской промышленности было бессмысленно. Зато хорошо продавались мотоциклы ИЖ-Юпитер. Они ведь были сделаны для такого же бездорожья такими же низкооплачиваемыми пофигистами.

Сладкой жизни в дарёной белоснежной вилле у Аркаши не получилось. Но он быстро и дёшево снял большую квартиру в особняке колониальных времён, и действительно с видом на океан. Правда, гораздо важнее всякого вида для него было то, что с берега дул бриз. Он наконец женился на своей московской красавице и привёз её к себе в Того. Тут возникла новая незадача — ему объяснили, что по местным обычаям семейный белый человек должен давать работу здешнему населению. Иначе выживут. Аркаша занимался  оптовыми поставками, сам никому работу не давал. Пришлось нанимать на виллу чёрную прислугу.

В списке на местной бирже труда среди африканских имён ему бросилась в глаза девушка с робким именем Джульетта и знанием французского. Он выбрал её не раздумывая. Потом заметил, что дальше шёл целый косяк Джульетт, и все со знанием французского. В Того это, оказывается, очень популярное имя. Но Аркаша подумал, что первая попавшаяся ему Джульетта ничем не хуже остальных, и пригласил её на работу.

Сказать, что девушка Джульетта оказалась похожа на огромный колобок, значит не сказать ничего. При одном взгляде на неё у Аркаши  родилась теория, что в этой дикой стране самые мощные бабы  накапливают в себе годами запасы жира и воды для всего племени на случай засухи, наподобие баобаба. В сущности, это была грандиозная ж… на ножках. Зато жена Аркаши, напрягшаяся было от новости про девушку Джульетту, вздохнула с облегчением.

Проблемы с Джульеттой начались в первое же утро. Супруги имели неосторожность самостоятельно застелить постель. Джульетта разрыдалась — она решила, что под неё подкапываются. На следующее утро она включила не тот режим на стиральной машинке. Все находившиеся там трусы Аркашиной жены разорвались. Оставшиеся от них лохмотья были бережно подобраны и аккуратно сложены в комод стопкой.

Когда ошеломлённые супруги предъявили Джульетте эту стопку, она снова разрыдалась. Всё, что от неё смогли добиться, было — «Я только повесила их  на верёвочку сушиться! А они взяли и упали!»

P.S.  Спасибо читателям за присланные мне истории. Могу отредактировать или рассказать по-своему Вашу. Точно так же опубликую сначала здесь на главной ленте, потом на ан.ру, если хотите — со ссылкой на Вас или Ваш сайт. Свою историю можете рассказать комментарием прямо здесь или на мой адрес thelasthero@list.ru. Или вживую в скайпе — я там nekto.lesha, точное время по договорённости, кроме ночи по Москве 🙂

рассказать друзьям и получить подарок

3 Responses to Президент Гнассингбе Эйадема и его белые друзья

  1. Отличное сравнение России с Того. Пофигисты.

  2. Забавная история. Вывод один — пофигисты и лентяи и в Африке пофигисты и лентяи.

  3. По голосованию на ан.ру эта история разорвала читателей примерно пополам — одним очень нравится, другим очень не нравится. Она даже просела по среднему баллу ниже нуля. Пришлось изобрести для таких противоречивых историй новую оценку, с чёрными и золотыми звездочками вместе. Что я и делаю.

    Причину такого бурного отклика вижу в том, что невнимательным читателям померещились расисты, хотя ни я, ни рассказчица этим вроде не страдаем. Ну и объём возмутительный, кто-то ждал суперфинала и терпеливо читал до конца, а фигушки — в жизни суперфиналы не всегда случаются 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *