Дима и почти Гварнери

Дима, ныне лауреат всяческих международных конкурсов, и прочая и прочая, добыл денег на свой первый конкурс прямо из воздуха. Просто потому, что больше было неоткуда. Родители, услышав ценник авиабилетов и проживания, дружно сказали «нет!» Друзья ответили тем же количеством букв, но покрепче. И тогда Дима взял свою скрипку и пошёл в народ.

Какой-то умный человек сказал: «скрипка своими звуками может доставлять либо величайшее наслаждение, либо неописуемые страдания — в зависимости от того, в чьи руки она попала».

Дима на тот момент доставлять величайшее наслаждение ещё не умел. На Арбате выступать было бессмысленно – могли и побить. Если скрипкой по голове, то Диме было бы страшно за скрипку. Под предлогом репетиций на даче он выпросил почти Гварнери.

Наскоро пролистав в голове тысячи чудесных мелодий, которые он мог бы сыграть, и жалостливые картины, что с ним за это сделают в публичном месте, он понял, что его главное оружие – субтильная внешность и трогательная улыбка. А также фраза «сами мы не местные» (коренной москвич в пятом поколении). В свои 17 он выглядел на недоразвитые 14. То, что у него ни гроша за душой, отчаянно кричали даже  чёрные пряди на его бледном челе. Особенную жалость вызывала древняя скрипка, стоимостью с хороший автомобиль.

Из всего сказанного следовал только один выход – метро, кольцевая. Чтобы из вагонов пассажиры не смогли выпрыгнуть, ну и самому не пересаживаться.

Сейчас этот маршрут стал не очень престижным, толкотни много. Дима нашёл эту золотую жилу в переломную эпоху, когда народ в Москву за колбасой ездить уже перестал, а за бизнесом ещё не ломанулся. В часы пик можно было перекусить. а в остальном кольцевая была вполне проходима минимум 15 часов в сутки.

Если кто-то думает, что можно так вот просто спуститься в метро и честным трудом, которому рукоплещут залы, заработать на билет в эти самые залы – он такое же дитё, каким был Дима. Оделся в стиле «подайте бедному музыканту», под мышкой футляр со скрипкой, на голове большая шляпа. Его вычислили ещё на эскалаторе.

Я не буду расстраивать читателя живописными портретами всей цепочки, от мента на входе до алкоголика на выходе, которые радовались процентам с Гайдна, Чайковского, Димы, и почти Гварнери. Для целей этого повествования важно только то, что колесить по кольцевой ему пришлось со здоровенным мужиком, вооруженным баяном для пущей душевности. Хоть он и катался в кресле, при одном взгляде на него никакого желания побить Диму не возникало, даже группой. Наоборот, хотелось отдать последнее, лишь бы они оба заткнулись.

Сбор средств на билет занял около недели. Самое лучшее, что почерпнул Дима из всей этой круговерти по кольцевой – в нём наконец проснулось чувство юмора, очень помогавшее потом при знакомствах с девушками. Пробудилась это полезное чувство так. Где-то на сотом витке вокруг Кремля, если считать от первого дня, и на многонадцатом с утра, к нему подошёл интеллигентный мужичок и вежливо спросил:

«Вы не подскажите, какая станция следующая?»

Дима так смеялся, что весь вагон раскошелился 🙂

 

Рассказчик категорически потребовал убрать отчество и фамилию. Осталось примечание «рассказал Дима»

рассказать друзьям и получить подарок

5 Responses to Дима и почти Гварнери

  1. Да…. Этот Дима действительно талант.

    • Перечитал и понял, что как-то я очень уж язвительно описал уровень его мастерства. Ну, по его собственному рассказу. Раз семь дней в метро со скрипкой катался, и остался в живых, наверно всё-таки неплохо играл 🙂

  2. Раз на конрурс решил ехать, наверное, все-таки неплохо играл:))

  3. «Если скрипкой по голове, то Диме было бы страшно за СКРИПКУ» — вот это я понимаю! Настоящий великий муу… музыкант! 🙂
    Но раз его за неделю не побили и даже ни разу хорошенько не пнули, значит исполнитель он действительно хороший!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *