Топ Некто Леши

Последняя редакция некоторых лучших текстов, опубликованных на ан.ру. Окно комментариев общее в конце раздела:

ИСТОРИЯ О ГРЯЗНОМ ИНОСТРАНЦЕ

Зашёл ко мне американец Джон К. Я честно ему признался, что написал о нём историю. Но могу и не публиковать, если он против. Джон с публикацией согласился, но строго поправил, что температура в посёлке Свободный в день его прибытия была всего -46, а вовсе не -47, как я там понавыдумывал. И что это далеко не самая смешная история из тех, что с ним случались в России. Я немножко обиделся и потребовал, чтобы он сам рассказал самую смешную, по его мнению, историю. Вот она.

В конце 90-х одна симпатичная девушка из глухой тайги добралась до Транссиба где-то в районе Забайкалья с целью подсесть на поезд, идущий во Владивосток. Проводница подошедшего поезда объяснила ей, что свободных мест нет, кроме одного в двухместном люксе.  Но что порядочной девушке в это купе лучше не садиться. «А что там не так в этом купе? » — испуганно спросила девушка. «Там грязный иностранец. Страшный такой, огромный, небритый, немытый, скорее всего — сумасшедший, наверное».

Далее со слов проводницы выходило, что это грязный иностранец во всех смыслах: «Меня в туалет пытался затащить вместе с собой. Потом парня из туалета не выпускал, хотел к нему туда вломиться. Руками размахивает, лопочет чего-то, по-русски ни хрена не понимает. Глаза ещё такие голодные, злобные. Прохода никому возле туалета не давал. Пока я с ним хорошенько не побеседовала. Не надо тебе к нему в купе соваться! »

Но девушке очень надо было ехать. Она готова была ехать хоть в клетке с тигром. И она пошла в купе к страшному иностранцу. На её счастье, девушка говорила по-английски. Иностранец, действительно огромный небритый мужик, вежливо привстал, чуть не вытеснив её этим обратно из купе, поздоровался, жалобно показал на свою щетину, грязную рубашку, и сказал со вздохом: «Sorry! No water! »

«Как это нет воды? » — изумилась девушка – «А в туалете? »

— «Да был я там! Все краны провертел, все ручки передёргал – нет воды! Я и сам вижу, народ идёт в туалет с полотенцами через плечо, возвращаются оттуда бритые и чистые. Пытался спросить, в чём дело, а меня все пугаются!»

— А пимпочку снизу нажимали? – поинтересовалась девушка.

— Какую пимпочку??!!

Выяснилось и то, почему у американца глаза такие голодные. Его кредитную карточку вагон-ресторан не принимал. Сибирские полустанки тоже не были уставлены рядами банкоматов. А ехал он аж с Санкт-Петербурга. Мужик немелкий, цены в ресторане кусачие, всю наличность он с аппетитом проел ещё до Байкала. На крупных станциях в поисках банкомата отлучаться боялся – сколько будет стоять поезд, спросить было не у кого.

Через минуту пассажиры с интересом наблюдали, как дверь зловещего купе раскрылась. Из него выпорхнула девушка в компании с присмиревшим иностранцем. С невозмутимым видом они прошествовали вместе по коридору. За ними надолго захлопнулась дверь рокового туалета.

Ещё через час страшный иностранец, в миру американский профессор, доктор биологических наук, специалист по проектному менеджменту, герой антарктических полярных экспедиций Джон Маклин Крум был  помыт, побрит, одет в свежую рубашку, накормлен, весь сиял  и любезно общался с соседями по вагону  через переводчицу. Причину своего безобразного поведения он объяснять пассажирам не стал. На девушку весь вагон глядел восхищённо, как на великую укротительницу иностранцев.

Так Джон Крум встретил свою будущую жену. Странная фраза “Did you press the pimpochka from the down? ” стала их семейным преданием…

Моей первой школьной учительнице, Людмиле Ильиничне, было за 70. Несколько пап и мам нашего класса приходили на родительские собрания с трепетом, потому что сами у неё учились когда-то. Однажды она сказала со вздохом: «Учишь их, учишь, а через каждые двадцать лет возвращается ушастая копия, и снова как с чистой доски…»

————————————————

ДРОН

Соседка Тамара Петровна к крысам относится так себе. Без лишнего энтузиазма. Нет, ручных и на экране очень даже спокойно переносит. Но когда это четвероногое внаглую, среди бела дня не спеша пересекает наш двор, и никому до этого нет дела, для Тамары Петровны это испорченный день и вообще закат цивилизации. В этом она, думаю, не так уж и неправа. В любом здоровом человеческом социуме женщины в таких случаях хором невыносимо вопят, а мужики хмуро решают проблему, только чтобы они заткнулись. У нас же всем по барабану, и это страшно.

В конце февраля соседка стала свидетельницей апокалиптической картины. По сумеречному убитому пустынному двору не торопясь бежало последнее живое существо — крыса, сверху на неё спикировал дрон и уничтожил. В роли дрона выступила ворона. Тамара Петровна щедро насыпала ей хлебушка.

Ворона после этого просто прописалась во дворе: летала низко и бдительно вглядывалась в расщелины, потом возвращалась за хлебом. Крысы по двору бегать перестали. ВООБЩЕ. Ворона тоже как-то подустала со временем. Теперь она важно и неподвижно сидела на дереве, но не забывала прилетать за хавчиком. Однажды Тамара Петровна извела всю булку гостям на какие-то гренки, и вороне ничегошеньки не осталось. Та прилетела, долго и задумчиво рассматривала хозяйку обоими чёрными глазами попеременно, досадливо каркнула и улетела со двора. Не было её долго, часа два. Вернулась, гордо неся в клюве удавленную крысу…

 ————————————————

Однажды любимую девушку моего давнего приятеля Лёши Стрельцова на пляже укусила медуза. В народном названии этой медузы, «крестовик», тонко подмечен ожидаемый диагноз, если в специальную больницу срочно не доставить. Больница эта находилась от пляжа где-то в15 километрах. Они с Лёшей вдвоём купались на станции Санаторная, девушка потеряла сознание ещё в воде.

Парочка это была ещё та: он амбициозный нищий аспирант, по уши в квантовой физике, с мужественной пиратской внешностью и в лёгких шрамах по всему телу от увлечения дайвингом в местных водах. Со своим породистым шнобелем, как у слоника, и широко расставленными холодными ясными глазами навыкате, он походил на недобитого корнета Оболенского. Догадываюсь, рыб под водой он гипнотизировал взглядом.

Между российской наукой 90-х годов, атлетическим телом и подводным плаванием была неочевидная, но лично для Лёши прямая связь: он хронически сидел без денег и летом питался в основном тем, что сам добывал со дна морского. Про любимую девушку его скажу совсем кратко, потому что видел её только мельком, да и историю эту она провела в бессознательном состоянии — длинноногая красотка на дорогой спортивной тачке. Ну, или полуспортивной, я в этих деталях не разбираюсь — знаете, низкая такая к асфальту прилипшая, морда у машины наглая, антикрыло сзади имеется.

Понимаю, что парочка эта сама по себе выглядит как анекдот, но я даже имени-фамилии не изменил. Кому из них больше повезло, что встретились, ещё вопрос – впоследствии он выиграл грант фонда DAAD и увёз её с собой в Германию. Но в день злосчастного укуса от покупки собственной тачки Лёшу отделяла примерно трёхсотлетняя стипендия, а за руль её тачки эта красотка его близко не подпускала. На пляж они приехали, как вы догадываетесь, именно на ней. Но Лёша парень наблюдательный, учёный всё-таки. Пока они вместе разъезжали до этого несчастного случая несколько недель, он пялился не только на её длинные ножки, но и на то, как они на педальки нажимают, как её ручки руль вертят. Поэтому, когда могучий Лёша вырвался с полуголой красоткой на руках из воды, аки Херакл с пойманной из морской пены Афродитой, он не раздумывая побежал к её тачке, зашвырнул бездыханное тело на пассажирское сиденье, в состоянии аффекта сел за руль и втопил газ.

Я действительно верю, что этот парень раньше за руль не садился – у него есть проверенный талант успешно делать первый раз в жизни разные штуки, если они же могут оказаться в его жизни последними. Иначе бы просто не выжил при своём дайвинге с самопальным снаряжением. Однажды у него гарпун на дне застрял, так он решил на поверхности отдышаться. Так и застрял качаясь на леске макушкой наружу, а нож на дне остался. Подёргался, пытаясь достать до воздуха носом, и не дотянулся малость. Говорит, особенно обидно было представить, как его распухший труп головой наружу качается. Ничего, вспомнил йогу, обратно быстренько по леске слазил, обрезал, отрубился, всплыл – именно в этом порядке. Так что управлять в первый раз спортивной тачкой, когда любимая девушка рядом умирает, для него была фигня проблема.

Ни одна попутка не выжала бы такую скорость – в то время, около 94-го, трасса до Владивостока была вполне проходима в стиле Михаэля Шумахера. Утром погожего воскресного дня возвращаться в город никто не торопился, пустынная трасса манила, как взлётная полоса аэродрома.

На подлёте к посту ГАИ возле кладбища на13 километре(эта комбинация тоже не анекдот) Лёшу остановил, рысью добежав по чёрному тормозному следу, сержант со словами «Ты что, офуел что ли с такой скоростью ездить?! Сдавай права нахрен!»

«Да нет у меня прав, первый раз за рулём!!!» — заорал Лёша и выскочил из машины. После чего со словами: «Вот тебя-то мне и нужно, гони давай быстрей в тысячекоечную!» он попытался зашвырнуть гаишника на водительское кресло. Тот обалдел, разглядел знойную девушку в бикини без признаков жизни и залепетал, что на спортивных машинах раньше не ездил. «А я что, ездил??!!» — раздался вопль души над трассой.

Гаишник всё-таки не дался, сказал, что пост свой не может оставить. «Слышь, парень» — вдруг улыбнулся он – «ты езжай, у тебя классно получается. А я своих предупрежу, чтобы дальше не задерживали и трассу расчистили…»

————————————————

К югу от Владивостока тянется очень странный кусок русской земли – от пляжа до Китая рукой подать, а вот в длину больше ста километров будет, до самой корейской границы. В этих местах география сошла с ума – бесконечные бухточки, каждая на свой лад и даже на цвет песка, полуострова загогулистой формы, плавни и озёра, островки в неописуемом количестве. На некоторых перешейках рыбак может попеременно удить пресную и морскую рыбу, просто повернув стул в другую сторону.

Даже крупномасштабная карта этой местности бессмысленна – в прилив и в отлив она выглядит по-разному, а клочья тумана преображают её по пятнадцать раз на день. В этих местах лучше вообще не выходить на берег – хочется часами бродить по пояс в прозрачной воде или плыть с аквалангом попой кверху, наблюдая за диковинной морской жизнью. Моя тоскующая по этим местам знакомая, которую давно унесло тысяч на десять километров западнее, однажды назвала их жемчужным ожерельем России, самым удивительным, что она видела в жизни.

Но вот как это ожерелье стало русским, об этом есть забавная история. Приморский край отошёл к России по Айгунскому трактату с Китаем, подписанному, кстати, на полутораметровой скатерти – видимо, китайцы побаивались, чтобы коварные русские не подменили обычные бумажные листы.

Проблема заключалась в том, что обе высокие договаривающиеся стороны имели крайне смутное представление о территориях, лежащих к югу от реки Уссури. Проще говоря, проводить границу было не на чем — карты напрочь отсутствовали. Договорились о том, что демаркационные комиссии обеих стран на следующее лето 1859 года прибудут в условленное место.

По прибытии на это место губернатора Восточной Сибири графа Муравьёва-Амурского китайцев не обнаружилось. Энергичный граф принялся делить землю сам – кто первый встал, того и тапочки. Позднее в своих воспоминаниях граф признался – сначала он хотел провести границу прямо под Владивостоком, но из любопытства решил сплавать на юг и просто влюбился в эти бухточки: «Когда я их увидел, моя рука сама взяла красный карандаш и начертала границу до самой Кореи…»

————————————————

За несколько лет до революции мой двоюродный прадедушка (далее кратко прадед) возвращался на родину с молодой женой экспрессом через Германию. На российско-германской границе до их головного вагона немецкая таможня добралась в последнюю очередь и в хорошем настроении — с этим вагоном проблем обычно не возникало. Два жандарма даже и не думали досматривать багаж, они проверяли только паспорта. Возглавлявший их щуплый поручик не парился и этим — он вежливо просил предъявить документики и вступал в любезный разговор с отдельными пассажирами — то ли с особо ему понравившимися, то ли с наиболее подозрительными. В число этих избранных попали и мой прадед с женой.

Поручик сначала рассмешил хорошенькую беременную русскую фрау своим русским языком, а потом сам принялся гортанно хохотать над немецким обоих супругов с характерным для этой нации непосредственным чувством юмора. В те далекие времена люди смеялись легко — чтобы рассмешить их до колик в животе, достаточно было показать Чарли Чаплина. Оторжавшись вволю, поручик заметил наконец, что русская фрау немножко обиделась, и галантно переключился на международный французкий. На этой нейтральной территории они и разговорились.

По окончании досмотра до отправки поезда оставалось какое-то время, и оба офицера — мой прадед и таможенник — вышли перекурить на перрон, продолжая беседу. Разговор пошел на семейную тему — оказалось, что поручик женился на год раньше прадеда, но до сих пор упорно работал над тем, что у его русского коллеги уже получилось. Прадед успел дать ему два полезных практических совета — каких, он не уточнял. Оба жандарма, естественно, были отпущены подальше еще в начале перекура. Но вскоре один из них вернулся вприпрыжку, неся депешу. Прочитав её, немецкий поручик сделал непроницаемое лицо, украдкой глянул на оба имевшихся в наличии пистолета — свой и моего прадеда, и очень задумчиво — на весь поезд в целом.

Мгновенно просекший ситуацию прадед глянул на оба пистолета уже демонстративно, отдельным взглядом отнесся к винтовке за плечами подбежавшего жандарма, после чего значительно спросил на тяжелом немецком: «Таможенный досмотр был закончен ДО получения депеши, не так ли?»

«Зря вы так» — ответил немецкий офицер по-французски — «наши клиники лучше, и жене вашей было бы спокойнее. Но чтобы вас убедить остаться, перестрелку я здесь устраивать точно не собираюсь. Желаю здоровья вашей жене и вашему будущему ребенку. И спасибо за советы — впрочем, мне они уже вряд ли понадобятся». С этими словами он кивнул машинисту, откозырял прадеду и пошел прочь задумчивый, бросив на прощанье: «А депешу я вам не покажу — всё равно немецкий у вас хреновый…»

Этому короткому разговору обязаны жизнью три десятка потомков моего прадеда. Может, другие бы народились, но вряд ли те, кого помню. К лучшему или к худшему, судьбы всех людей в этом поезде тогда повернулись иначе. В те часы Германия объявила войну России, и началась Первая мировая. Немецкий поручик просто отложил мировую войну на три минуты на вверенной ему территории…

————————————————

Однажды мы всей семьёй папа-мама-я крупно опаздывали на самолёт из-за какой-то заморочки, которую я устроил в качестве двухлетнего ребенка. Когда родители ворвались со мной наперевес в аэропорт города Красноярска, наш самолёт уже выруливал на взлётно-посадочную полосу. Отца это не смутило – большой и внушительный в своей офицерской шинели, он коротко скомандовал диспетчеру остановить самолёт и понёсся вдогонку по рулёжной дорожке с пузатым чемоданом в одной руке и со мною в другой.

Потрёпанный, битком набитый чемодан не выдержал перегрузок при ускорении — у него отлетела ручка. Отца это смутило ещё меньше – он схватил здоровенный чемодан подмышку и побежал ещё быстрее.

Следующим не выдержал шов бокового отделения – из него полетели вещи, а также выпрыгнул металлический ночной горшок, предусмотрительно привязанный мамой к чемодану за верёвочку, почему-то длинную. От удара о бетон от горшка отлетела крышка. Она тоже оказалась привязана верёвочкой, но уже к горшку. Вся эта многоступенчатая конструкция, включая папу, дико запрыгала по бетонке, издавая оглушительный грохот. Мама неслась далеко сзади, подбирая обломки чемоданокрушения.

Небольшой самолёт, потрёпанный не хуже папиного чемодана, начал было убегать, но вдруг остановился. Распахнулась дверь, из неё выглянул широко улыбаясь лично командир экипажа. Спуская выдвижной трап, он молвил – «А я бы улетел, но услышал какое-то звяканье и подумал, что это у меня опять что-то отвалилось…»

————————————————

Жизнь моя сложилась так, что долгие годы родная милиция не касалась своим зорким взором моего российского паспорта, а остальным было фиолетово. Я то жил за границей, то летал туда прямыми рейсами, напрочь забыв, где пылится мой российский паспорт – зарплату мне давали и так. Но однажды меня угораздило возвращаться из США во Владивосток через Москву, и этот паспорт я с собой прихватил.

Это было жуткое время, когда в Москве рвались жилые дома, а в Шереметево-2 под личиной таксистов дежурили сплошные гопники. Бандиты покруче выхватывали опытным глазом перспективных жертв ещё на выходе из самолёта. Я был идеальной жертвой – летел один-одинёшенек с крупной для меня коллекцией бледно-зеленых портретов Джорджа Вашингтона в кармане. Я не сомневался, что на моём открытом интеллигентном лице эта сумма будет отпечатана самыми крупными буквами.

Поразмыслив над ситуацией, я решил косить под пролетария. Ещё в Хьюстоне я купил контактные линзы, которых до этого терпеть не мог, оделся во всё черное и неброское, включая потёртую кожаную кепку, и за два дня до отлета перестал бриться. Сутки перелёта с пересадкой в Атланте и ночью в JFK довершили моё вхождение в образ – вместо бесхребетного задумчивого интеллигента по трапу самолёта спускался озверевший тёртый перец без следов даже среднего образования на лице.

На меня не позарился ни один таксист – видимо, признали за своего. Я прошёл сквозь эту стрёмную орущую толпу как нейтрино и добрался на микрике в Шереметево-1 без всяких проблем. Проблемы начались при посадке на владивостокский рейс.

Невесть откуда взявшаяся в таком количестве милиция отвела меня под белы руки в отдельную комнатку и попросила предъявить паспорт. При взгляде на его титульную страницу милиция принялась ржать, без слов показывая мне пальцем то на фотку в паспорте, то на зеркало. «Надо было всё-таки вклеить фотку на 25 лет» — с тоской подумал я.

Со школьной фотографии на меня трогательно смотрел наивный, светлоглазый, ни разу не целованный очкарик-отличник, из глаз которого светилась вся российская литература вперемежку с мировой наукой. А из зеркала злобно таращилась насмерть загорелая под техасским солнцем, густо заросшая чёрной щетиной, совершенно чеченская физиономия в чёрной кепке. Под сильными линзами в помещении зрачки расширились и казались угольно-чёрными, глаза бешено сверкали – я опаздывал на рейс. Это были глаза человека, который видел всё в своей жизни, но бомбу свою не отдаст никогда.

Довольно скоро мне стало ясно, что этим рейсом я во Владик не попадаю – мой город уже спал, время для проверок и разборок наступит позже. Спешить мне было некуда. Чёрт несёт меня шутить не вовремя в стрессовой ситуации. Я широко и криво ухмыльнулся прямо в лицо родной милиции, обнажив длинный ряд по-волчьи белых зубов со стальными и золотыми коронками на периферии, и недоуменно произнес с откуда только взявшимся кавказским гортанным акцентом: «Нэпохож, да?»

————————————————

У моего приятеля Сержа однажды поселилась японская семья. Сейчас просто устраивать обменный домашний туризм — немножко гугла, скайпа и интереса. Войдя в квартиру Сержа, многие покрутят пальцем у виска, а для японцев самое то. Предельный минимализм — хороших вещей почти ничего, плохих нет совсем. Я давно бросил искать по антикварным лавкам хоть слабое подобие его кофейного сервиза — крохотные чашечки невесомы, как лепестки. Но гостей-японцев потрясли не чашечки, а штука, которой нет ещё на этом свете названия. Слиток серебристого металла, как обломок летающей тарелки, имел совершенную, слегка изогнутую во всех трёх измерениях форму.

Небольшой с виду, он весил килограмм пять и тяжко прижимал цыплят табака на шипящем подносе. Загадочный металл проводил тепло мгновенно, до каждой точки распластанных им цыплят. Выгнутые бока надёжно обжимали цыплят со всех сторон, не давая им высохнуть. Обтекаемые формы выглядели бы скучновато, если бы не драматический молниевидный зигзаг с узкой стороны, за который было удобно ухватить эту тяжеленную штуку.

Японцы долго выспрашивали, какой мастер дизайна это произвёл и как с ним связаться. А Серж ломал голову, надо ли им объяснять. Это был великолепно отшлифованный и любовно отполированный им самим ещё в юности, случайно найденный обломок зубца советского экскаватора…

————————————————

В юности я был правильный мальчик, живший размеренной, пусть и странной жизнью. Когда в аспирантской общаге МГУ временно не оказалось места, я поселился на месяц жить в гостинице «Пекин» по блату в комнате с 7 фсб-шниками, здоровенными кабанами, ржавшими всю ночь со мною вместе.

Чтобы проснуться, каждое раннее утро я с тяжелой головой бежал резвой трусцой по Садовому кольцу, а когда выдыхался окончательно, меня ждала премия — киоск с мороженым и всем известная дырка в заборе московского зоопарка, через которую можно было попасть туда бесплатно.

Ближайшим к дырке был бетонный вольер с водой и большим белым медведем. Завидев меня и мороженое, он подымался на задние лапы и принимался танцевать. Сначала мне было жутко неудобно – он весил раз в двадцать больше меня и стоя был на полтора метра выше. Не знаю, может это был отставной медведь из цирка, или ему просто было скучно в этот ранний час, но, конечно, я кидал ему свое эскимо, которого к этому времени оставалась ровно половина.

Но однажды я задумался и съел эскимо на две трети. Медведь, завидев меня ещё издали, радостно поднялся на задние лапы и принялся танцевать задолго до моего приближения. Увидев, сколько мороженого осталось у меня на палочке, он прекратил танцевать и чисто по-человечески махнул рукой от обиды, после чего удалился в самый дальний угол вольера. От потрясения он даже забыл перейти на четыре конечности – так и ушёл на двоих…

————————————————

Знакомая решила в Таиланде исполнить давнюю девичью мечту, покататься на слоне. Розовая мечта её выглядела примерно так: прекрасная слониха мягко ступает по нежным лепесткам, девушка верхом на высоком алом бархатном кресле, и вдруг – чу! – из клочьев тумана вырастает огромный слон с её ослепительным принцем.

Исполнения мечты пришлось ждать лет двадцать. На экскурсию с посещением слонов подбила подругу, чтобы вместе было не так страшно. Им выпал по очереди самец. Бдительные подруги побоялись на него садиться — такой брутальный, настоящий мачо. Специально уговорили пару туристов из Германии, шедших впереди, уступить им слониху. Парни любезно согласились и проводили девушек хищными взглядами в стиле «Дас ист фантастиш!»

Сначала всё шло хорошо — слониха шествует, подруги раскачиваются, фотограф в кустах прыгает, ну и парни сзади пялятся. Но на спуске к мутной речке слониха изогнулась в соблазнительную позу. Сзади загрохотала земля. Подруги обернулись и обомлели от ужаса – на них нёсся тот самый мачо с хоботом и немцами, явно имея ввиду слониху. Мощный рёв – и он ею овладел. Слониха пригнулась, подруги тоже. На них уставилась перекошенная слоновья физиономия. Сзади и где-то далеко сверху гоготали немцы…

Знакомая печально добавила – все наши девичьи мечты когда-нибудь сбываются. Только вот всегда почему-то именно так…

 

рассказать друзьям и получить подарок

6 Responses to Топ Некто Леши

  1. Посмеялась всласть читая смешные истории. Здорово написано! Живо, весело, интересно!

  2. Зашел на минутку, но зачитался рассказами. Даже жену позвал, чтобы и ей самое интересное прочитать. Спасибо, Леша!

  3. Мне нравится, хороший блог

  4. Автор, пиши еще, много и долго!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *