История, которая чуть не случилась, часть 2: 1729-1752, Екатерина I

В моей параллельной истории после смерти Петра I всё больше вымышленных персонажей. Подлинная жена императора, Мария Скавронская, тоже не была Екатериной I, так её назвал сам император. В моей альтернативке жену Пётр тоже нашёл там, где воевал – первую в Польше, вторую на Балканах. Это не считая самой первой, на которой его женили 17-летним. В общем, судьбы людей у меня случайные, а вот судьба империи имеет сильную инерцию в рамках внешних обстоятельств, нам известных по реальной истории. От них и танцую.

1729. Узкий круг приближённых Петра I, в первую очередь Александр Менщиков, решает, что трон должна унаследовать Екатерина I. Черноволосая, тонкая, с медальным греческим профилем, она великолепно выглядела на монетах, вид имела колючий и грозный. На картинах в анфас совсем другое впечатление — задорная чёлка, взгляд прямой, слегка насмешливый. В жизни была весела, на власть не претендовала, к слову своему относилась ответственно. Предсказуемость кандидата в монархи – его главное качество для тех, кто этого монарха выбирает. Гвардия горячо приветствовала. Менщиков назначен канцлером и активно принимается за государственные дела.
Отправляет в ссылку главных недоброжелателей, включая пару Бестужевых, и организует Ост-Российскую торговую компанию. Один из главных пайщиков там – он сам. Название компании пышное, но её суда дальше Средиземного моря не ходят. Зато вольный город Константинополь имеет долю в компании, и начинает взымать пошлину с проходящих через пролив судов почище турецкого султана. Из полезных дел генералиссимуса, по следам экспедиции Беринга он отправляет вторую, и очень заботиться об Одессе, от процветания которой зависит его доля в проливной пошлине. Вообще в делах Российской империи начинается затишье – соседи истощены петровскими войнами, приглядываются к новому российскому руководству. А оно решает свои проблемы, в основном финансовые.

1730. Денег в императорской казне появилось необычайно много – восстановились торговые пути через Россию, «из варяг в греки», из Индии в Северную Европу. Правда, оседают эти деньги в основном на счетах Ост-Российской компании, но Екатерина I там тоже пайщик. Начинается строительство императорских пригородных усадеб – в Ялте, возле Санкт-Петербурга (Одессы) и Константинополя.

1732. Екатерина I серьёзно захворала. Менщиков спешно обручает свою дочь со старшим сыном Петра от второй, польской жены. Через месяц отправляется в ссылку в Берёзов – Екатерина поправилась и разгневалась. Свержение  Менщикова организуют уцелевшие представители клана Бестужевых, при поддержке Миниха. Конфискованное состояние лучшего друга Петра тянет на годовой бюджет империи. Отныне личная императорская доля в Ост-Российской компании не менее 51%.  Но Екатерине так много денег не надо. Она назначает канцлером Миниха, а тот назначает честных немцев, шведов и австрияков на все ключевые денежные должности. Но в основном штатские, чиновничьи. В армии засилье начальственных иностранцев давно всех заколебало, вместо них выдвигаются амбициозные русские. А вот хуже российского чиновника трудно было что-нибудь представить, замену их на иностранцев население воспринимало с пониманием. Конкурирующие иностранцы вечно стучали друг на друга, что делало получение ими крупных взяток делом затруднительным. Впрочем, теперь дворянство было озлоблено именно этим – труднее стало «решать вопросы» по-доброму. Зато выросли офицерские жалованья, здоровые дворяне шли в армию. Смазывать чиновников, сутяжничая друг с другом за поместья или уклоняясь от налогов, им было некогда.

1733. В империи отменено множество мелких поборов и сокращён чиновничий аппарат, их взымающий. Екатерина вроде не входит особо в дела, но внимательно считает деньги и назначает правильных людей. Она всё больше скрывается в своём крымском поместье. Одинокая и несчастная с точки зрения окружающих, она полюбила купаться в море. Впрочем, у неё есть близкие подруги, ситуацию в стране она представляет себе хорошо по тысячам сплетен и весёлых, по-женски наблюдательных личных характеристик. Но в основном вмешивается, когда кому-то надо помочь, или если откровенно тупят немцы. Несколько раз в год появляется перед гвардией и посещает большие балы, её бурно приветствуют.

1733-34. Принимаются указы о создании или расширении нескольких кадетских училищ – в Санкт-Петербурге (Одессе), Кронштадте (Севастополе), Константинополе, Москве, Киеве. Большинство этих училищ основаны ещё при Петре, но работали в каких-то бараках. Теперь для них строятся монументальные корпуса. Причина проста – на офицерские должности слишком много желающих, а крупной войны нет. Молодежь отправляют учиться. Для выходящих в отставку офицеров раннего петровского набора появилось множество преподавательских вакансий. Их рассказы кадетам, типа «Как мы брали Стамбул», позволят продлить петровский пассионарный толчок ещё минимум на поколение. А ещё начинают чувствоваться последствия демографического взрыва, вызванного освоением южных степей – в те годы семьи по 10-15 детей были обычны, если плодородной земли оказывалось достаточно. Без татарских набегов поселенцы строились на просторе, тысячами станиц в местах, наиболее удобных для охоты и рыбалки. Путь между ними лежал через бесконечные травы в рост человека, изобильные дичью. Помимо обычных урожаев, за десятые-двадцатые годы здесь выросло здоровое и предприимчивое население, а также великолепная будущая кавалерия. Собственно, так и случилось в реальности, но позже, к концу века. Это российское преимущество было тогда в основном растрачено на турецкие войны с многократно превосходящим по численности противником. В нашей альтернативной реальности всё намного интереснее.

1735. Турки постепенно оправляются от поражений. Подросла молодёжь, которой особо некуда деваться – их оттеснили от плодородного и рыбного греческого побережья Малой Азии. Султан унижен потерей столицы и европейский владений, жаждет реванша. Назревает очередная русско-турецкая война. Турок удерживает пока от неё угроза нового сожжения Анкары и потери хлебного Египта, но лучший путь – обратить врага в союзника, направить его силы в другую сторону. Главный старинный враг Блистательной Порты – персидский шах. Воспользовавшись российско-шведским нашествием на Константинополь, он выгнал турок из Месопотамии. А когда под российскую защиту перешла Армения, в соседней православной Грузии шах устроил резню, чтобы подавить отпадение этой страны вслед за Арменией.  Так и случилось в реальности, но в конце века. В нашей альтернативке Россия и Турция выступают на шаха вместе.

1735-37. Русская армия захватывает нынешний Азербайджан и всё южное побережье Каспийского моря, что кстати сделано было в реальности ещё при Петре I. Турки возвращают себе Месопотамию.

1737. Начинается долгая кавказская война с горцами, разбойничающими на проходах из России к Грузии и Армении.  Закончится она только к концу века, в широком смысле – похоже, никогда.

1738. Для снабжения кавказской группировки российских войск быстро растёт город в устье Дона под защитой Азова, рядом со старинной армянской Нахичеванью. Нам он известен как Ростов-на-Дону, или Ростов-папа. Плодороднейшая Кубань заселена казаками ещё в предшествующие десятилетия, в основном после взятия Азова в 1694. К 1738-му казаки добрались уже почти до Терека, плотным периметром станиц. Благодаря простому повороту усилий Петра I  с севера на юг большинство событий моей альтернативки случаются лет на 50-70 раньше, чем в действительности. А значит, Пётр был всё-таки прав, когда с самого начала пошёл именно на Азов. Ошибся он, когда пошёл потом на шведов.

1744. Прусский король Фридрих со своей модной армией в стиле «пудрёные роботы» разбил австрийцев и захватил Силезию. Согласно поговорке того времени, австрийская армия существует только для того, чтобы пруссакам было кого бить. А чтобы было кого бить и австриякам, существует армия итальянская. К этому времени Австрийская империя – ближайшая европейская держава к южной русской столице, австрийское лобби в нашем правительстве очень сильно. Миних затевает сложную рокировку – российская армия поможет отбить Силезию, если австрийцы не будут возражать против создания наших военных баз в Тарренте, Неаполитанское королевство, и Сиракузах. Нам эти базы нужны против пиратов, окопавшихся на всём северном побережье Африки, настоящего бича торговых путей из России в Европу. Австрийцы долго возражают, переговоры затягиваются. Но потом у австрияков появляется другая забота – воспользовавшись поражением их армии, поляки в их зоне владений поднимают восстание, к ним приходит на помощь независимая Польша. Кроме того, доходы от богатейшей Силезии составляли значительную часть австрийской казны, а теперь удерживать расползающуюся по швам империю нечем.

1746-48. Неаполитанское королевство уступает России Таррент миром, за немалую арендную плату. Их пираты тоже достали. Сицилийское королевство, в котором эти пираты частью гнездятся, категорически против  российского флота в Сиракузах. Там высаживается наш десант и захватывает город, предпочитая не высовываться из него наружу. Русская армия берёт Краков и наступает на Берлин. Фридрих, может, и согласился бы отдать Силезию, но у него появляются могущественные союзники. Войну России объявляет Испания, которой новая морская держава по соседству совершенно не нужна. Южная Италия – зона её давних интересов, оставленная независимой только из-за многоходовой комбинации между испанской и австрийской ветвями Габсбургов. Англия присоединяется к войне из похожих соображений, она хочет сохранить положение господствующей морской державы. А ещё ей нужна союзная сухопутная армия, чтобы защитить  последнее континентальное владение Англии в Европе, Ганновер. На него покушается Франция, которая к тому же делит с Англией будущую территорию США и Канады. Голландия вступает в войну на стороне России и Австрии, потому что ей интересно выбить испанцев с Филиппин и англичан из Индии. Вскоре в войну втянуты почти все европейские державы. Если бы Фридрих знал, что так обернётся, может он и передумал бы захватывать Силезию. Заваруха эта выглядит полным безумием, но я просто описал примерную расстановку сил в реальной Семилетней войне 1756-63 с поправкой на более сильную Россию, владеющую Константинополем. Эту войну Черчилль назвал Первой мировой – боевые действия действительно шли по всему миру.

1748-52. После головоломной последовательности сражений и маневров русская армия входит в Берлин. Но наши новые базы в Италии взяты десантом англо-испанского флота. Таррент удаётся отбить обратно, только пройдя посуху через всю Италию из Австрии. А вот Сиракузы без сильного флота отбить обратно невозможно. Зато Англия проиграла французам Ганновер. И так ещё множество всяких походов и перемен судьбы с главным результатом – все воющие страны понесли огромные убытки без заметных приобретений. Кроме Англии, захватившей огромные французские владения в Америке. Главного виновника войны, Фридриха, оказывается, нежелательно наказывать по политическим причинам. Сильная Пруссия нужна, чтобы удерживать в повиновении часть Польши и уравновешивать шведов. В результате Екатерина получает стойкое отвращение к европейским войнам и более в них не ввязывается. Кроме того, у неё большие перемены в личной жизни – в 1748 к ней с рапортом об очередном взятии Берлина является бравый полковник, с которым она наконец становится счастлива. На её ялтинском пляже вместо орды подруг теперь только пара влюблённых. А потом он возвращается в действующую армию, начинается бесконечная разлука. Может, из-за неё Россия выходит из войны на пару лет раньше, чем следовало. Остальные военные действия в Европе заканчиваются мирным договором только в 1752-м.

рассказать друзьям и получить подарок

4 Responses to История, которая чуть не случилась, часть 2: 1729-1752, Екатерина I

  1. Интересная история.

    • Спасибо. Честно говоря, я волнуюсь, продолжать ли эту альтернативку — никогда такого не писал 🙂 Но у нас сайт анти-день сурка, полная свобода делать то, что никогда не делал раньше 🙂

  2. Великолепно!!!!Спасибо за просветительный момент!!!))
    Я в этой исторической головоломке час копалась,чтобы уразуметь,кому от кого что надоть було))) В школе-то за последней партой обреталась…
    Но свет в конце длииииинного туннеля-таки появился))
    Приветы из дождливого Гамбурга!

    • Ну, если кому-то нравится, напишу продолжение, спасибо за доброе слово. Это мой первый эксперимент в жанре альтернативной истории, а дальше всё получается очень интересно вплоть до нашего времени 🙂 Только я сейчас в больнице, допишу наверно завтра 🙁

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *